«Человек с неизвестной фамилией лажает сам за себя, а я за всю семью»: о работе на телевидении и отце

— Ты учился на факультете международной журналистики в МГИМО, а затем несколько лет работал на телевидении. Как ты стал ведущим?

— Я родился в актёрской семье, так что загорающийся огонёк камеры никогда не приводил меня в панический трепет, да и телевизор не казался чем-то таинственным.

Сначала я учился в общеобразовательной школе и устраивал там спектакли и представления. В девятом классе меня перевели в театрально-музыкальную школу «Класс-Центр», где помимо стандартных предметов в программу включают актёрское мастерство, сценическую речь и игру минимум на одном. Здесь меня научили трезво оценивать, что я умею и, главное, не умею делать.

Когда ты играешь на одной сцене с по-настоящему талантливыми людьми, которые спустя несколько лет станут известными актёрами и музыкантами, ты понимаешь, что не так прекрасен, как тебе казалось. Именно поэтому я не пошёл в театральное или музыкальное училище, а выбрал факультет международной журналистики.

Во время учёбы в университете меня пригласили вести программу «Разговор без правил» на канале «О2ТВ». Всё произошло совершенно случайно: там работала девушка, которая училась со мной в одной школе. Она помнила, что я умный парень и умею махать руками, поэтому предложила мою кандидатуру. Так и началась моя карьера ведущего: я вышел в часовой эфир спустя два дня после того, как меня приняли. Потом я вёл ещё около 10 программ на различных теле- и радиоканалах. Мне везло на классные передачи, так что не стыдно вспомнить.

— Что самое крутое и сложное в профессии ведущего?

— Во время работы в кадре ты находишься в состоянии стопроцентной эйфории: делаешь что-то классное и ощущаешь это всем телом. Если человек ушёл из этой профессии и говорит, что не скучает, то он, скорее всего, врёт.

Но ежедневно работать в линейном эфире, когда говорить приходится очень часто и много, — тяжело. За первый месяц заканчиваются все смешные истории из собственной жизни, а за второй — все и анекдоты от друзей. К сожалению, это не отменяет того, что тебе всё равно нужно приходить на работу и каждый день по четыре часа что-то рассказывать.

— Не могу не упомянуть твоего папу — известного актёра, комика и телеведущего Сергея Белоголовцева. Ответственность за фамилию давила на тебя во время работы?

— Очень сильно. Когда что-то получается, все вокруг твердят: «Ну да, конечно, это же сын Белоголовцева». Зато когда ты ошибаешься, дело, конечно же, в том, что на детях природа отдыхает. В общем, если человек с неизвестной фамилией лажает сам за себя, то я лажаю за всю семью.

Впрочем, к этому довольно быстро привыкаешь. Конечно, успех отца так или иначе помогал: люди, с которыми папа работал или просто пересекался по жизни, априори относились ко мне лучше. А некоторых просто прикалывало, что у них будет работать Белоголовцев. С одной стороны, я заслужил право говорить, что моя карьера на радио и телевидении — плод лишь собственных усилий. Но в то же время глупо отрицать, что небольшая заслуга фамилии в этом всё-таки есть.

— Вас с отцом часто сравнивают?

— Довольно редко, потому что мы занимаемся разными вещами: папа — блестящий актёр, а мне больше нравится порассуждать. Отыгрыш, эмоция или гримаса, которые из отца вылетают максимально органично, всегда давались мне тяжелее. Я выбрал то, что подходит мне больше: размышления, аналитику, разговоры с гостями. Думаю, если бы моя фамилия была Белый, а не Белоголовцев, то было бы примерно ноль поводов нас сравнить.

Никита Белоголовцев: «Я выбрал то, что подходит мне больше: размышления, аналитику, разговоры с гостями»

— Почему ты всё-таки ушёл с телевидения?

— Не могу сказать, что я прямо встал и ушёл. Так сложились обстоятельства: большинство проектов на телевидении закончилось, а новые не появились. Пространство, где не приходилось ежесекундно заключать  с самим собой, сужалось, так что практически не осталось каналов, на которых мне было бы комфортно находиться. Везде, где было нормально, я либо уже работал, либо не хотел даже начинать. Я понял, что нужно двигаться дальше, потому что за спиной семья, дети и квартира. Так я и возглавил онлайн-медиа про образование и воспитание «Мел».

«Издание росло, и я вместе с ним»: о работе в «Меле» и управлении

— Почему должность главреда предложили именно тебе?

— Я увидел вакансию, послал на неё резюме, а дальше произошла абсолютная магия. До сих пор не понимаю, где инвесторы нашли хоть одну причину поверить в меня и начать сотрудничество. На тот момент у меня не было никакого опыта в диджитальных медиа — я просто вёл смешной аккаунт в Twitter, а ещё был умным и сообразительным. Меня взяли на работу в июле 2015 года, и через два месяца проект стартовал. С этого момента началась довольно большая глава в моей жизни, которой я очень горжусь.

— Тема образования и воспитания действительно волновала тебя?

— Я, разумеется, придумал несколько красивых легенд, почему всё это меня невероятно интересует, но на самом деле тогда я думал только о том, что нужно. Главредство казалось неожиданной, но в то же время отличной возможностью перезапустить карьеру и попробовать себя в чём-то новом. Во время одного из первых обсуждений проекта инвестор сказал: «Ну, хороший парень, но в образовании ты ничего не понимаешь». Это была абсолютная правда, поэтому в начале работы я набивал шишки в качестве медиаменеджера, а параллельно с этим пытался ещё и закрывать пробелы в знании предмета.

На первых порах я был исключительно главным редактором и отвечал за тексты, а потом начал заниматься ещё и продуктом: продумывал, каким должен быть сайт с точки зрения интерфейса и сервисов, а также добавил в концепцию пользовательские блоги.

Через некоторое время меня назначили руководителем проекта. Мы быстро развивались: издание росло, и я вместе с ним. Это был первый в моей жизни опыт, когда почти три года я сфокусированно работал над чем-то одним.

— На факультете журналистики не учат управлять персоналом и быть лидером. Как ты осваивал азы руководства командой?

— Это был не первый мой опыт управления небольшой командой: до этого я руководил парой программ на телевидении, двумя спортивными редакциями и одной общественно-политической на канале «О2ТВ». Несмотря на это в «Меле» я набил довольно много шишек. Мне пришлось серьёзно поработать над собственным темпераментом, привычками и стилем общения с подчинёнными. Я стал терпеливым, начал с большим пониманием относиться к людям, научился и не ругать сотрудников, когда требую от них невыполнимого.

За три года «Мел» стал большим, классным и узнаваемым медиа, где про детей и родителей говорили по-человечески: не «годовасик — лучик света», а по делу и языком, к которому мы привыкли в «Афише», Meduza и Sports.ru.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here